Рус
Объем торгов за национальную валюту на РФБ «Тошкент» за апрель текущего года составил 19,07 млрд. сумов *** Объем торгов за национальную валюту на РФБ «Тошкент» за апрель текущего года составил 19,07 млрд. сумов
Голосование
Тадбиркорликни ривожлантириш қандай омилларга боғлиқ?
 
Статистика посещений
Посещения [+/-]
Сегодня:
Вчера:
Позавчера:
5051
5743
5150

+593
Этот месяц...:
Прошлый мес...:
Позапрошлый...:
102612
187770
159783

+27987

Всего посещений
С начала работы biznes-daily.uz 5 065 061
Главная "МЕНИНГ МУЛКИМ - ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ" «Мадам Плюшкина» американского разлива

 

genrietta_160В Книгу рекордов Гиннесса Генриетта Грин попала в 70-е годы прошлого века как «Величайшая в мире скряга». И это ее достижение до сих пор побить не удалось никому. Генриетта Хоуленд Робинсон (фамилия Грин ей досталась от мужа), дочь владельца китобойной флотилии в прибрежном городе Нью-Бедфорд, штат Массачусетс, родилась в 1835 году. В год она зарабатывала 5-7 миллионов долларов. Между тем доход средней американской семьи в то время не превышал $500. Как только ее не называли: и «бешеная крыса», и «жадная побирушка», и «бездонная бочка», но чаще всего «ведьма Уолл-стрита».

Будучи еще ребенком, Гетти много времени проводила с дедом Гидеоном Хоулендом, хозяином китобойной компании. Тот уже плохо видел и часто просил прочитать ему биржевые сводки в газетах (Гетти научилась читать в пятилетнем возрасте). За каждую читку она получала по 10 центов. В семье было принято платить ей и за другие мелкие услуги. Зажав в руке очередной «гонорар», Гетти неслась в местный банк, чтобы пополнить счет, открытый по совету любимого деда. Ей было всего восемь лет, но она уже знала счет деньгам и могла, если бы спросили, вполне грамотно объяснить, чем облигации отличаются от акций.

Когда дед умер, его состояние достигало почти миллиона долларов. Огромнейшие деньги по тем време­нам. Заправлять делами компании стал отец Эдвард Робинсон, человек деятельный и грубый, прозванный в городе «черным ястребом». С ним Гетти ходи­ла в порт на работу. Они взбирались на стоявшие у причала китобойные шхуны, обходили торговые склады. Отец проверял судовые журналы и отчетные документы, а любопытная девочка-подросток, которую в семье называли «папиным хвостиком», загля­дывала ему через плечо. Вскоре она уже знала, как вести бухгалтерские книги.

Начальное образование Гетти получила в квакерской школе, где учителя превозносили бережливость как главную добродетель. Тому же учили ее родители. В их доме, несмотря на немалые доходы, не было дорогих вещей, и отец, не любивший тратить деньги по пустякам, обязательно выговаривал жене, если она что-нибудь покупала.

В 16 лет родители отправили Гетти в школу для благородных девиц в Бостоне, но в этом светском заведе­нии культивировались совсем другие ценности, и Гетти чувствовала себя не в своей тарелке. Придя к выводу, что в школе ее учили не тому, она поступила на годич­ные курсы бухучета, после чего решила, что с нее достаточно.

Вернувшись домой, Гетти принялась помогать отцу в должности бухгалтера. Она не жаждала увеселений. Молчаливая, замкнутая, всегда настороженная, она привыкла к одиночеству. Угнетало лишь полное отсутствие перспектив. Китобойный промысел кло­нился к упадку, доходы падали. Гетти было ясно, что большие деньги можно заработать лишь в большом городе. В этом ее убедила поездка в Нью-Йорк, куда отец как-то направил ее, дав тысячу долларов на приобретение новой одежды. Гетти вернулась в том же платье, в каком уехала, и сообщила, что деньги вложила в банковские акции. Вид возвратившейся дочери отца удивил, рассказ заинтересовал. Оставив китобойную флотилию на попечение родственников, отец с дочерью перебрались в Нью-Йорк. Но, едва переехав, отец заболел и скончался, оставив Гетти миллион долларов в ценных бумагах и еще четыре в трастовой форме – в виде имущества компании, находящейся в управлении ее двоюродных братьев по отцовской линии. То есть распоряжаться большей частью наследства она не могла. Между родственниками вспыхнул конфликт. Чтобы показать, кто тут «настоящий хозяин», Гетти устроила на бедфордском причале поджог. Пострадали три шхуны и несколько рыбацких лодок. Братья были поражены не столько размерами понесенного ущерба, сколько решимостью, с какой она была готова им насолить, отстаивая свои интересы. В разгар битвы за свои права она наконец вышла замуж. Ее избранником стал деловой партнер компании Эдвард Грин.

В Нью-Йорке супруги занялись финансовыми опе­рациями на фондовой бирже.

Эдвард стал рисковать, делая одну ошибку за другой. Чтобы дойти до полного разоре­ния, ему понадобилось всего десять лет. У супругов родились двое детей: сын Нед и дочь Сильвия.

Сама Гетти начала с торговли правительственными долговыми обязательствами. Первым ее шагом на рынке ценных бумаг была покупка облигаций Гражданской войны. Облигации расходились плохо, опытные инвесторы шарахались от них как от чумы – после войны ожидался дефолт. Гетти вложила в облигации все средства, полученные в наследство, и... дефолта не произошло, облигации взлетели в цене, и она удвоила стартовый капитал.

Интересовали Гетти наиболее динамично развивающиеся отрасли – строительство железных дорог, про­изводство стали, добыча нефти и золота, градострои­тельство.

В Чикаго и Нью-Йорке уже появились первые небоскребы, но Гетти делала ставку на развитие городов «вширь». Действуя через многочисленные риэлторские конторы, она скупала пока еще дешевую землю в пригородах. К концу жизни ей принадлежало более восьми тысяч земельных участков и домостроений в десяти штатах. В некоторых городах ее собственностью были целые кварталы.

Собственного банка она не завела – предпочитала контролировать чужие. В некоторых была самым крупным вкладчиком. Но в 1885 году потерпел банкротство финансовый дом «Джон Дж. Киско и сын», в котором она была самым крупным инвестором. Ударом для Гетти стало то, что ничем не обеспечен­ные кредиты предоставлялись компаниям, совладельцем которых был ее муж. Этого ему простить Гетти не могла, и они разве­лись. Так тихо, что еще долго после развода все ее счи­тали вдовой.

На Уолл-стрит Гетти уже знал каждый. Ее ценили за безошибочное чутье. Не только мелкие брокеры, но и крупные биржевики следили за ней: если миссис Грин сегодня покупает ценные бумаги, значит, завтра их стоимость непременно вырастет.

На самом деле за каждым ее шагом скрывалась не интуиция, а точный расчет: прежде чем купить акции, она изучала всю подноготную выпустившей их компании.

Ее боялись, потому что дела она вела напористо, грубо. «Никому не доверяй» – это наставление отца она помнила всю жизнь. Ее ненавидели, потому что в этой борьбе она не знала пощады и могла разорить любого, кто пытался перейти ей дорогу. «Сэкономить цент – значит заработать его». Это был девиз Гетти. В лавках и магазинах за каждый купленный товар она торговалась не менее часа, бранясь и доказывая торговцам, что цена явно завышена. Она так их запугала, что, завидев Гетти, торговцы сразу сбавляли цену, лишь бы поскорее от нее отделаться. Общественным транспортом, как и автомобилями, она не пользовалась, и если ей пред­стояло переправиться через Гудзон, она проходила несколько лишних километров до грузового парома – там было дешевле, чем на пассажирском катере. Однажды она потратила полночи, чтобы обойти несколько почтовых контор в поисках марки непременно не дороже двух центов.

Владелица сотен домов, она никогда не имела собственного – предпочитала съемные однокомнат­ные квартиры. Ведя переговоры с их владельцами, Гетти сразу устанавливала предел платы – не больше 5 долларов.

Налоговые инспекторы были ей противны до такой степени, что она просто-напросто отказывалась их видеть. Избежать встреч с ними помогал «кочевой образ жизни», который она вела. Гетти часто меняла квар­тиры и, переезжая на новое место, в целях конспира­ции иногда даже называла себя чужим именем, а когда обман вскрывался, приступала к поискам дру­гого жилья.

Любимым занятием постаревшей Гетти было ростовщичество. Большую часть своих активов она держала в огнеупорном хранилище Химического национального банка. Над хранилищем, в углу общего зала, у нее был отдельный стол, за который она как привилегированный вкладчик не платила. Здесь, «сидя на собственных деньгах», она принимала посетителей. Расписки и деньги, полученные в счет погашения долга, «старуха-процентщица» рассовывала по многочисленным карманам, пришитым к обрат­ной стороне длинной юбки. Никакой документации не вела, полагаясь на отличную память и феноме­нальную способность к устному счету. Чтобы напомнить должнику, что «срок истек», готова была отправиться пешком в самый дальний район Нью-Йорка.

В последние годы жизни Гетти была совершенно одинока: бывший муж давно умер, с родственниками связь прервалась, сын и замужняя дочь жили отдельно. Рядом была только беленькая собачка – существо маленькое и необычайно злобное. А в могилу ее 3 июля 1916 года на 82-м году жизни свел скандал: кухарка переплатила за молоко. Гетти вышла из себя, тут ее и хватил апоплексический удар. Наследовал состояние сын Нед, а дочери ничего не досталось.

Сколько денег хранилось на банковских счетах Гетти, никто в точности не знал. Говорили о 200 млн. долларов (до 4 миллиардов в нынешнем эквиваленте).

Уже в 1920-е годы имя Гетти Грин стало в Америке нарицательным. В 1934 г. режиссер Чарльз Райзнер поставил о ней в Голливуде фильм «Вы не можете купить все». Вышло несколько беллетризованных биографий Генриетты Грин, был создан музей ее имени. Она вошла в список самых богатых людей за всю историю США. Причем среди 40 имен корифеев американского капитализма первой половины XX столетия лишь одно женское – нашей героини.

Из рейтинга журнала Forbes следует, что сегодня на первом месте среди женщин-предпринимательниц китаянка из Гонконга By Яхун (почти 4 млрд. долла­ров). Следом за ней – Розалия Мера, одна из основательниц империи Zara (3,5 млрд.). Третье место у Елены Батуриной (2,9 млрд.). 

Если бы Гетти не покинула этот мир сто лет назад, она со своими 4 миллиардами (по нынешним меркам) и сегодня смотрелась бы хорошо.

P.S. в XXI веке на американском небоскребе самыми богатыми женщинами являются: Кристи Уолтон ($ 36.7 млрд.), Лилиан Беттанкур ($ 34.5 млрд.), Элис Уолтон ($ 34.3 млрд.), Жаклин Марс ($ 20 млрд.), но эти капиталы им достались по наследству

Подготовила Аделя ТУРСУНОВА.

 

© Copyright 2008 - 2017    biznes-daily.uz Все права защищены
Свидетельство о регистрации № 0976, выдано Узбекским агентством по печати и информации 04.06.2013 г
Все услуги лицензированы, товары сертифицированы.
При распространении материалов сайта в любой форме гиперссылка на biznes-daily.uz обязательна!
Сайт не несёт ответственности за содержание рекламных объявлений.

WEB - Центр информационных технологий "Privatinformsistem"